Skip to main content

Polly Morgan

Форма мастера

Стиль жизни в духе модернизма

Мы в лондонском Ист-энде, среди постиндустриальных зданий с их просторными помещениями, панорамными окнами и террасами. Кажется, словно они специально столпились вместе, чтобы отдалиться от столичного хаоса.

Здесь наглядно отражаются идеи объединения жилых и рабочих пространств под одной крышей. Именно так мудро поступила Полли Морган, художница, придавшая абсолютно новое значение старинному ремеслу таксидермии (изготовление чучел животных). Она добавила этому ремеслу свой личный почерк, чтобы через него сделать художественное заявление.

Недавно, в феврале, ее работы были представлены в галерее Марко Воены, который всегда подчеркивает важность объединения традиций и современного искусства. Поэтому залы его миланской галереи стали прекрасными декорациями для инсталляций Полли Морган: птицы, усевшиеся на картинах, или питоны, без головы и хвоста, согнутые в кольцо, как символ бесконечности.

Но давайте вернемся в Лондон, на цокольный этаж ее квартиры, где расположилась мастерская, полная красок, всевозможных спреев и инструментов, вроде ножниц, щипцов и даже фена для сушки птичьих перьев; сотни приспособлений, которыми Полли разделывает животных и собирает их вновь, создавая своеобразные произведения искусства. В своей мастерской она одета в специальный оранжевый комбинезон, этакая авангардная Грейс Келли, господствующая над хаосом деталей.

Спиральная железная лестница ведет нас на первый этаж, где главную роль играют окна, позволяющие свету заполнять жилое пространство, в центре которого стоит большой стол из черного металла, стулья от Чарлза Имзы и дизайнерские светильники. «Интерьер – это отражение стиля и архитектуры самого здания, в моем случае я могу себе представить только несколько модернистских деталей. Чем больше загромождена моя рабочая зона, тем больше свободного пространства мне нужно в жилой части дома, где я, в основном, обдумываю свои новые проекты. Здесь мой главный компаньон – небо, заглядывающее в большие окна» - рассказывает Полли. Благодаря открытой планировке, светлая гостиная плавно переходит в просторную кухню, важную часть этого дома. Полли, которая всегда не прочь вкусно поесть, еще и очень любит готовить сама.
«Хотя я веду довольно простой образ жизни, когда я оказываюсь на кухне, то даю волю своим инстинктам и воображению, в точности как в процессе работы. (Смотрите также «Моя мания: мои рецепты»).

Также в доме есть огромная ванная – это просторная белая комната, где Полли любит прихорошиться, хотя она едва пользуется косметикой. «Сейчас я уже не столь авантюрна, как раньше».

А вот в детстве Полли легко экспериментировала со стилем, надевая в школу огромные папины футболки и сразу восемь часов на одно запястье. «Это был способ самовыражения, так я привлекала к себе внимание».

«Я одеваюсь в самый последний момент. Потому что, сконцентрировавшись преимущественно на работе, я разработала что-то вроде униформы: брюки или юбка-карандаш с нарядной рубашкой. А немного мужеподобных штрихов придают образу интригующее настроение».

Табу: никаких обтягивающих платьев, мини-юбок и глубоких декольте. «Без них намного сексуальнее».

Фаворит: сшитая на заказ одежда мальчишеского кроя.

«Когда дело касается макияжа, то я делаю акцент либо на глаза, либо на губы, но ни в коем случае не на всем сразу».

Чемодан на три дня:
Одна пара кроссовок Две пары туфель на каблуках, сандалии и сапоги Две футболки Пара безукоризненно скроенных брюк Пиджак Нарядная рубашка

Что надевать в поездку: «В самолет я надеваю пуловер, пиджак и сверху пальто. Чем больше слоев, тем лучше».

Страсть: «Я люблю работать целыми днями и не получаю особого удовольствия от праздников».

Еда: «На ужин я предпочитаю рыбу в каком-нибудь ресторане. Например, в J. Sheekei’s, расположенном в местечке St Martin's Courtyard в Лондоне, чувствуешь себя, словно в Восточном Экспрессе в 30-е годы».

Шоппинг: «В основном онлайн. Либо я прогуливаюсь по магазинам в квартале Мэйфейр». Но она не может отказать себе в удовольствии заглянуть в Romanys, магазин инструментов на Брюэр-стрит.
Back to top